​Женское рукоделие

Женское рукоделие считалось важнейшим пунктом воспитания и образования девочек. Девочки обучались женским ремеслам с трех лет, сначала в форме игры; затем, лет с семи-восьми, начиная с простых уроков, к шестнадцати годам достигали вершин мастерства: «в обычае, дабы девки 16-ти летние одевались сами, не требуя от отца». Занятия не бросали, как правило, до самой глубокой старости.

Первой учительницей ремесла была мать, затем обучение продолжали в различных школах. Девушки «среднего сословия» в большинстве своем обучались в частных мастерских. Примером могут служить воспоминания Л. А. Скузы-Ярцевой, которая в 1905 г. брала уроки в пошивочной мастерской верхнего платья: «я должна была воротнички из тонкой материи, выстроченные, густо брызгать водой, намыливать мылом и водить горячими утюгами до тех пор, пока они не становились колкими. Я освоила гладильное дело, стала заниматься им полдня, а остальное время мастер учил меня овладевать наперстком без донышка. Это была мудреная работа».

Девушки из дворянских семей обучались в институтах и других закрытых заведениях, в которых учебный план включал, наряду с Законом Божьим, арифметикой, чтением и правописанием и некоторыми другими предметами, обучение шитью и вязанию.

Таким образом, ручной труд представлялся немаловажным пунктом женского образования, но для высшего сословия акцент делался на работу с иглой, для среднего – на изготовление одежды. В крестьянском быту обучение женским ремеслам (в которые входили в том числе портновское мастерство, умение вязать, вышивать, плести кружева) заменяло собой школу, в которую дети крестьян обычно не ходили.

В соответствии с вышесказанным рукоделие для женщины получило смысл особой приметы, по которой оценивались ее хозяйственные способности. «При выходах в церковь или к гостям и вообще в парадных случаях царицы и царевны, как и все женщины и девицы, в руках всегда носили ширинку, носовой платок роскошно вышитый золотом, серебром и шелками, а иногда и низанный жемчугом и пакищенный по каймам золотыми кистями… Особенная ценность ширинки заключалась в шитье, где со всею роскошью выказывалось женское рукодельное искусство, не только в чистоте и тонкости работы, но и в женском замышлении по отношению к сочинению узора и всяких украшений. Ширинка, таким образом, всегда служила хвастовским предметом домашнего рукоделья и указывала значение и высоту рукодельных достоинств всякой доброй и порядливой домоводицы из женщин, и трудолюбивой и, следовательно, добронравной невесты из девиц. В самом наряде это была наиболее заметная статья в этом отношении, и женщина и девица, неся в руках ширинку, тем самым как бы доказывала, если не всегда собственные рукодельные таланты, то всегда свои хозяйские таланты. Оттого ширинки, вместе с убрусами, волосниками, сорочками, как исключительные предметы домашнего рукоделья занимают очень видное место и в свадебных дарах, где такими дарами всегда старались представить с самой выгодной и похвальной стороны рукодельное прилежание и художество невесты и ее семьи».

Богатство приданого определялось числом собственноручно изготовленных невестой «накрючников», т. е. полотенец, часть которых составляла убранство горницы при играньи свадьбы, другая часть раздавалась гостям при обряде венчания. Кроме «накрючников», в приданое входили и «ручники», заменявшие салфетки за свадебным столом, «обтяжные настолы», т. е. салфетки для столов и комодов, и простыни; все приданое отделывалось строчевым шитьем и кружевом. В числе других простыней главной по значению среди приданого была простыня свадебная, отделанная широким бордюром из тончайшего собственноручно изготовленного кружева. Изготовление только ее одной требовало от молодой девушки до двух лет кропотливого труда. Все приданое расшивалось «по перевити», «атласником», «по вырезкам»; его выставляли в доказательство уменья, трудолюбия и усердия молодой.

Часто, вследствие женской сверхзанятости, рукодельничать приходилось за счет часов сна и отдыха. Это было особенно выражено в самых беднейших семьях, где русские женщины «весьма пекутся о чистоте в доме, прядут на самопрялках и на пряслице, ткут холстину и сермяжные сукна на станках… белят, валяют, красят, вяжут кружева… для утиральников и повязок, делают войлоки, стряпают кушанье, пекут хлебы, смотрят за домашнею живностию и вообще больше всех других европейских поселянок упражнены, можно сказать, до излишества, ибо сверх работ своих во весь почти год отправляют на дому и в поле те же работы, что и мущины, выключая немногих».

Следовательно, рукоделие требовало определенных черт характера, которые в русском обществе ассоциировались с женственностью, скромностью, приверженностью к семейному образу жизни, семейному очагу. Женщина должна была обладать терпением и трудолюбием, чтобы заниматься такой монотонной и кропотливой работой, как вышивка, вязание, кружевоплетение, шитье; склонностью к замкнутому образу жизни, а значит, и добродетельностью; непринятием праздности. Таким образом, рукоделие приобрело роль внешнего выражения нравственных достоинств, присущих русской женщине, то есть рукоделие и добродетель стали синонимами.

Яндекс.Метрика